sideBar

Шанявские

Тамара Димитриевна, её муж Ростислав (отчества не помню) и Владимир (тоже не помню отчества). Для меня это были: тётя Тамара, дядя Ростя и дядя Володя. Был ещё большой снежно-белый шпиц, очень пушистый и компанейский. Кличку не помню. Тётя Тамара – смолянка, младше моей мамы, щуплая и стройная и очень остроумная, когда она участвовала в общем разговоре, то всегда было весело. Она была смуглая и темноволосая. Много курила. Хорошо говорила по-английски. Где она служила – не помню.

Дядя Ростя – высокий, худощавый, в очках с тонкой оправой, держался очень прямо, говорил чётко и никогда не повышал голос. В прошлом – офицер российской армии и участник Первой Мировой. Тяжёлые ранения вывели его из строя способных к воинской службе. Служил он в банке и тоже хорошо знал английский.

Дядя Володя – коренастый, крепко сложённый, тронутые сединой темные волосы острижены «под ёжика», солидные седоватые усы. В нём особенно чувствовалась военная выправка! Кадровый офицер и фронтовой друг дяди Рости, затем – участник Гражданской и Ледяного похода. Снова они встретились - уже в Харбине! Дядя Володя занимался хозяйством, он покупал всё необходимое для дома и готовил, да как готовил! Утром он ходил за газетой, свежими булочками и папиросами, вместе со шпицем. Возвращался он с корзиночкой, а рядом бежал пёс, держа в зубах большую коробку папирос «Антик», и никогда на ней не было даже вмятинки от собачьих зубов! Тогда курили папиросы – сигарет ещё не было. У дяди Володи не было никого, все его близкие погибли на войне и в революции...

Жили они на Садовой улице, примерно там, где её пересекает Телинская. Это был небольшой одноэтажный особняк в зелёном саду, его входная дверь выходила на открытую веранду, а с веранды были две ступеньки в сад.

Мы с мамой стали чаще навещать тётю Тамару, так как она жаловалась на одиночество. Я любил приходить к Шанявским. Тётя Тамара меня очень любила, может быть потому, что у них с дядей Ростей не было детей. Она просила меня рассказывать ей, как я играю, где гуляю, а мне она рассказывала про своё детство, и я с интересом слушал. Потом я бежал в сад играть с пушистым шпицем, а мама с тётей Тамарой сидели рядом на веранде и тихо разговаривали. Я заметил, что теперь, когда мы возврашались от Шанявских, мама была какая-то задумчивая и грустная, но мне она ничего не говорила. Только иногда и как то «вскользь» она говорила, что тётя Тамара себя не очень хорошо чувствует. И вдруг, совсем для меня неожиданно, Шанявские уехали в Шанхай. Не было ни проводов, ни прощаний. Я подозревал, что мама знала о готовящемся отъезде, а думал я так потому, что когда мы уходили от них после нашего, как оказалось последнего, посещения, то и мама и тётя Тамара всплакнули. На мои вопросы мама ответила, что со здоровьем «у Тамарочки не очень хорошо». Мама получила от неё несколько писем из Шанхая, все были хорошие и весёлые, мама мне их читала.

В последнем письме она написала: «... я так похудела, что спину себе через живот чешу...»  Затем было короткое сообщение о том, что они едут в Америку, и больше от тёти Тамары не было ничего...

Только спустя много лет я узнал грустную правду об этой семье. Дядя Ростя был страшно покалечен осколками снаряда, его долго резали, сшивали, делали пересадку кожи, только его голову пощадили осколки. Было опасение, что врачи его не спасут. Но организм его оказался очень сильным, он выжил и вернулся к своей горячо любимой Тамаре. Трагедия была в том, что один из осколков срезал его мужской орган, а они так мечтали о сыне...

Дядя Володя, его закадычный друг, вынесший его с поля боя, был в их послевоенной жизни мужем Тамары. Так решили они втроём, и если бы появился потомок – то был бы он Ростиславович... Я был довольно наблюдательным и смышлёным для своего возраста мальчиком, но никогда ни словом, ни взглядом, ни движением – дядя Володя не дал повода даже подумать, что был там такой тайный и трагический триумвират! Я думаю, что он очень любил и Тамару и своего старого друга - Ростислава.

Года через два после их отъезда, до нас дошло известие о кончине Тамары Димитриевны. Онкология...

 

Комментарии  

 
#1 Konstanty Zdański 02.04.2015 11:44
Некоторые верят в чудеса. Я убеждённый материалист и в чудеса не верю! Однако то, что произошло, смело можно назвать если не чудом, то наверняка исключительно редким «стечением обстоятельств».
Мои воспоминания о Шанявских заканчиваются довольно грустно: до нас доходит информация о скорой кончине тёти Тамары после их приезда в США и полная неизвестность о судьбе остальных. И вот, спустя более чем восемьдесят лет с тех пор, как мы у них бывали ещё в Харбине, притом совершенно случайно оказывается, что судьба этой семьи была иная! Поэтому я решил, что необходимо внести поправки в опубликованный ранее материал.
Правдой остаётся то, что из той семьи Шанявских, которая когда то из Китая уехала в США, уже никого не осталось в живых. Однако, жили они все долго, судя по всему счастливо, и все умерли в солидном возрасте и естественной смертью. Далее следует история с двумя солидными альбомами с фотографиями этой семьи. За очень долгий период. Начиная с молодых лет и кончая их жизнью в Америке. На многих снимках сохранились объяснительные надписи на обороте.
История этих альбомов такова.
После кончины последней из членов семьи альбомы эти попали к их старой знакомой, тоже русской. Та была уже не «первой молодости» и решила загодя передать их на хранение своей подруге. Передала и вскоре тоже покинула мир живых. А эта подруга решила, что самое лучшее для альбомов будет отправка их в Россию, Шанявским, постоянно проживавшим в России. Однако адрес был написан неправильно и фамилия несколько переврана. Сколько времени эти альбомы-памятни ки семьи Шанявских «бродили по земле русской», не знаю. Ситуация изменилась, когда они попали к женщине, которая приступила к реальным действиям. Это Наталия Михайловна Моторина из Тюмени! Когда она искала по госархивам необходимые данные, на этом сайте о городе и людях города Харбин она прочла о жившей там когда-то семье Шанявских! Администратор сайта дал ей мои координаты и вот передо мной фотографии! Да! Это действительно они! Тётя Тамара, дядя Ростя и дядя Володя! Люди, у кототорых мы с мамой часто бывали и которых я любил в моём далёком детстве. А было всё это более восьмидесяти лет тому назад! Не буду скрывать, сжалось у меня что-то в горле и стало грустно…
Уважаемая, нет… Дорогая Наталия Михайловна! Спасибо Вам огромное за Вашу энергию, за Вашу решительность, за уважение к прошлому!!!
А читателей сайта прошу простить мне мою «нечаянную» ошибку.
 

У Вас недостаточно прав для отправки комментариев. Для этого нужно быть зарегистрированным на сайте.
Отправить комментарий можно также через указанные социальные сети.