sideBar

Завадская Нина

Есть еще и другая поэма, «Шестая симфония Чайковского», тоже связанная с человеком искусства, и также с его талантом, с музыкой. Для того, чтобы её, так же как и другие поэмы, полностью почувствовать и оценить, надо её прочитать полностью. Вкратце же, в «Шестой симфонии» описывается обстановка удобная, но обычная, и случай, когда композитор-музыкант, по просьбе друга, играет свое произведение на рояле. Нина передаёт всё с удивительной чуткостью и наблюдательностью. Вот пианист, которого она не называет по имени, а говорит просто «человек», и музыка, и безразличные, даже враждебно настроенные слушатели, и звуки:

Звуки одни только жили,
Паденьями, вздохами лётными,
Человек всю душу вылил
Маленькими точками нотными....
Кончил, в глазах были слёзы...

И так далее. Последняя, заключительная строфа такая:

Но люди, сидевшие кругом, молчали.
Не поняли, не смотрели в глаза.
Человеку со взглядом в небесные дали
Им нечего было сказать!

(Январь, 1943)

Будучи сама человеком искусства, Нина могла понять горечь одиночества, горечь быть непонятой... Описано всё очень сильно. Похожие чувства заметны еще в нескольких её поэмах, например в поэме «С волной», как помечено – «На пьесу Шолом Аш» (февраль, 1942). Эта поэма напоминает притчу о блудном сыне. Начинается:

Свято хранил завет,
Дали предки который,
Переплётов старинных цвет
И страницы ветхие Торы.

Всё же, сын «С весенней волною, Устремился смело вперёд», он уходит из родного дома, счастья нигде не находит и возвращается. Но его не прощают:

И некогда так любимый,
Один лишь нашёл ответ,
«Тебе, волною гонимому,
Места здесь больше нет» ...

и он уходит навсегда... Опять – тема отвержения, неприятия, одиночества (почему такие темы Нину беспокоили, интересовали, мы никогда не узнаем).

Нечто похожее есть и в поэме «Летучий Голландец» (май, 1942). Согласно легенде, капитан каравеллы был проклят и обречен на вечное плавание за совершенные преступления и, главное, за кощунство против Бога. В эти подробности Нина не вдается, а описывает только трудности жизни на море, холод, голод и безнадежность:

Суждено так быть,
И мчась вперед всё быстрей,
Будет он вечно жить
Жизнью, что смерти страшней...
Терпеть холодный норд-ост,
Стоять всегда у руля,
Никогда, чтобы матрос
НИКОГДА не крикнул «Земля».

Суровое в этой поэме от Бога наказание, наказание при жизни. Смерть в этой поэме казалась бы избавлением...

Надо сказать, что многие Нинины поэмы, даже большинство их, по характеру мрачные, очень мрачные иногда. Поэтому можно считать исключением поэму «Звезда» (январь, 1943) на Библейскую тему и касающуюся Рождения Христа.

Звезда, что светит всех выше,
Людям расскажет о том,
Как белели плоские крыши,
В сумраке синем, ночном.

Так, медленно и детально описывается шествие караванов, царей, ханов, мудрецов...  Радостную весть:

В ту ночь – всех ночей чудесней,
Услышал первым пастух...
Простой, но умевший верить,
Одетый в шкуры зверей,
Он к темной пастушьей пещере,
Привёл поклониться царей!!!

Важна в этой поэме вера, вера простого, без сомнений верующего человека. «Звезда» поэма и описательная, и повествовательная, но главное — счастливая, праздничная. В этом отношении, других таких лиро-эпических поэм у Нины не видно...

Говоря о лиро-эпических работах Нины, мрачных обычно, надо сказать, что в них особенно большое количество и разнообразие образов, и также много действия и драматизма. В небольшом очерке трудно оказать должное всему ей написанному, потому для краткости некоторые поэмы придется сгруппировать в соответствии с их содержанием.

Так сюжеты двух поэм связаны с чувством долга, настойчивостью, терпеньем. Это «Вахта» (июнь, 1942):

Что ж, что устал матрос,
Вахту нельзя отдать!

и «Колония» (май, 1942). В обеих действие происходит на море, но «Колония» кончается успехом:

Радости полный Возглас: «Земля!»
И испанское знамя на мокром песке!

Так, только из заглавия, читатель узнает, для чего «без пути назад!» каравелла борется против волн, ветра, и других опасностей. В обеих поэмах образы связаны с морем и с трудностями плаванья в средние века.

В двух других поэмах сюжеты связаны с современной войной, и обе кончаются гибелью героев. Так, в поэме «R 15» (апрель, 1942) описывается неожиданная атака врага на судно R15:

Гулко грохнул взрыв за нашею кормой,
И корабль, как конь в испуге, прянул,
Час последний повстречавши свой.

И хотя «Кто-то слабый робко крикнул — «Сдаться! Мы не устоим!!», капитан тогда «знал уже, что мы должны взорваться, чтобы слава воссияла навсегда». И дальше:

Гордый дух вернулся к нам обратно...
И рукою твёрдою рычаг открыв,
Капитан уже не видел радужные пятна,
Что оставил на воде внезапный взрыв.
Так судил героям вечный рок,
Пред которым надо преклоняться.
Будет лишь заметка в пару строк:
«В энской области погибло судно R 15».

Темы? Рок. Человеческое достоинство. Дисциплина. Геройство, НЕ оцененное...

В «Бой» (декабрь, 1942) дело происходит иначе. Это настоящий бой ночью, над морем, между вражеским флотом и пилотами боевых эскадрилий.

В грохоте, шуме и вое,
Аэроплан вдруг ранен.
Рвётся со свистом снаряд.
Гибнуть, так смерть героя!
Крейсер врага тараня,
Книзу летит аппарат.
Взрыв, и вражеский флот сгорает...

Снова геройский поступок, и «Песню поют отваге Волны за пеной белой». В этой поэме есть контраст спокойных морских образов, в которые врывается сила и динамизм боя: прожектор, гул моторов, выстрелы, взрывы. Геройство. Гибель.