sideBar

УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ

Лицей святого Николая в Харбине

Впервые я попал в Лицей, когда мне было лет пять, значит – примерно в 1934 году. Мой папа дружил с отцом Фавианом и часто бывал в Лицее. Мама часто болела, и чтобы я её не беспокоил – отец забирал меня с собой. Я тихонько сидел в уголочке и слушал умные речи, из которых мало что понимал. Потом я гораздо реже бывал с папой в Лицее, так как пошёл в приготовительный класс гимназии, но я знал новоприбывших  в Харбин отцов-мариан – направленных в помощь отцу Фавиану, это были: о. Иосиф Германович, исполнявший обязанности директора Лицея, о. Косьма Найлович, о. Фома Подзяво – все они имели педагогическую подготовку, преподавали в Лицее и все трое были белорусами. Потом прибыли ещё о. Владимир Мажонас - литовец, о. Павел Портнягин - русский и о. Павел Шалей – француз. Они тоже были преподавателями, а о. Шалей ещё организовал в Лицее скаутскую организацию и активно участвовал в её деятельности.

Помню и двух монахов – брата Николая Боховича (белорус) и брата Афанасия Зарембу (литовец, или поляк). Первый – ведал и вёл всё лицейское хозяйство, а было оно довольно солидным и позволяло прокормить всё лицейское «население»! Было большое огородное хозяйство, пахотная земля, - брат Николай любил сам её вспахивать и засевать, была мельница (которая обслуживала и посторонних клиентов), была свиноферма, лошади, телеги и даже дрожки! И всем этим управлял брат Николай, но и сам он работал, как говорится, не покладая рук. Это был очень добрый, отзывчивый, очень скромный и работящий человек. Брат Афанасий занимался «техническим сектором» - он был истопником (в здании Лицея было центральное отопление), электриком, монтёром, сантехником, слесарем, то есть «мастером на все руки». Был молчаливым и очень набожным.

Из «гражданских лиц», работавших, или бывавших в Лицее, я знал Виктора Всеволодовича Власова фон-Вальденберга. Офицер российской, а потом – белой армии, участник «ледяного похода» генерала Каппеля, инвалид. Преподавал историю и вёл архивы Лицея. Написал и издал  «Историю России» - учебное пособие для гимназий. Один из ближайших помощников отца Фавиана.

Помню, что в начале 1939 года Архимандрит Фавиан уехал в Европу, чтобы представить отчёт о проделанной в Харбине работе генералу ордена, и чтобы съездить в свои родные места и повидать своих близких. Там застала его Вторая Мировая, и о нём не было никаких вестей. О его судьбе я узнал уже много лет после окончания этой страшной войны. О судьбах мариан и некоторых «гражданских» сотрудников Лицея – я кратко сообщу в конце этого текста.

Вторично я появился в Лицее уже после окончания гимназии, было это в 1947 году. К тому времени я остался совершенно один (папу в 1945 году забрало НКВД, а в 1947, во время моих выпускных экзаменов, после долгой болезни умерла моя мама). Родственников у меня не было. Я поступил в ХПИ (Харбинский политехнический институт) и искал работу, так как никаких материальных средств - я не имел! Узнав, что Лицей ищет сотрудника «минимум со средним образованием», я решил выяснить - смогу ли я получить там работу.

Стою перед знакомым мне зданием. Садик перед ним очень разросся с тех давних лет. Несколько каменных ступеней крыльца, открываю двери и - справа небольшая комнатка. За письменным столом сидит седой старичок с бородкой. Говорю ему о цели своего прихода, и он вежливо, несколько шепелявя (явная недостача зубов!) – отвечает: «Минутку, я уведомлю отца инспектора». По довольно широкой лестнице ко мне спускается пожилой человек в чёрной рясе. В нём я сразу узнал отца Иосифа!, только и голова, и борода его стали совершенно седые. Каково же было моё удивление, когда он, присматриваясь ко мне, сказал: «Неужели ты – это тот маленький Котик (так меня называли в далёком детстве!), который приходил с папой к нам в Лицей ещё во времена отца Фавиана?». Ведь с той поры прошло столько лет!!, да и я весьма изменился. Спросил меня про родителей, и я в двух словах рассказал и добавил, что я пришёл узнать – не пригожусь ли «в работе». Он грустно покачал головой и сказал: «Пойдём к Архимандриту». Мы в бывшем кабинете отца Фавиана. Передо мной – новый (с1939 года) глава марианской миссии, директор Лицея – Архимандрит, отец Андрей Цикото (белорус). Он высокого роста, сильного сложения, серебристо-седая голова и такая же длинная борода, но совершенно чёрные густые брови. Сквозь стёкла очков (в чёрной оправе) смотрят тёмно-карие глаза. Взгляд очень внимательный, как-бы притягивающий к себе глаза собеседника. Когда с ним говоришь, то невольно смотришь ему в глаза. Оказалось, что Лицею нужен воспитатель-опекун для учеников младших классов, однако распорядок его рабочего дня – требует круглосуточного присутствия. Честно говоря, последние два года были для меня весьма тяжкими, и я решил, что работа в Лицее позволит мне несколько отдохнуть, - перспектива пожить на «всём готовом», включая баню и врача, не надо ни готовить, ни топить печурку, ни бегать по лавочкам в поисках «жратвы подешевле», - и я решил стать опекуном-воспитателем в Лицее. Комната моя была рядом со спальней моих подопечных, причём – некоторых из них надо было дважды будить ночью и провожать в туалет, а затем отводить к его кровати и закрывать одеялом, так как  они «спали на ходу». Ребята меня полюбили, вероятно, за интересные мои рассказы о разных приключениях и за сказки, которые слушали с большим вниманием. Я быстро втянулся в работу, которая оказалась очень интересной.